Как археолог землю спасал

№ 126 (24646) от 10 ноября
Окрестности Казановки. Сегодня здесь уникальный музей. Окрестности Казановки. Сегодня здесь уникальный музей.
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

«Республика Хакасия создала новое календарное явление — Года археологии никогда не было, а теперь он есть. Мы опять впереди планеты всей. Так доживём до того времени, когда Год археологии будет праздноваться в России и по всему миру».

Так на презентации своей книги «Древности Хакасии» в ХакНИИЯЛИ говорил доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела средневековой археологии Института археологии РАН Игорь Леонидович Кызласов. И далее он отметил: «Люди учёные, как все живущие на территориях, богатых археологическими памятниками, хорошо знают, что такое наследство накладывает отпечаток на национальный характер. Хакасия тому пример — связь между разными временами прослеживается здесь наиболее сильно».
Знаменитый учёный принимал участие в работе международной научной конференции «Изучение древней истории Северной и Центральной Азии», и новое, щедро иллюстрированное издание Института археологии приурочили к её открытию.
Небольшую часть напечатанного тиража забирали прямо из типографии — альбом в Хакасии разошёлся как горячие пирожки, влёт.
Для презентации осталась одна книга. Но чему удивляться — автор любим всеми, стиль изложения — зачитаешься, множество архивных фотографий. И тема очень интересна — исследования Института археологии на территории республики. А это, на минуточку, Большой Салбыкский курган, каменоломня Хызыл Хая, дворец гуннского наместника на Ташебе, Уйбатский и Копёнский чаатасы, Оглахтинская крепость и многое другое.

Что на самом деле открыл Салбыкский курган?

Отдавая должное традициям полевой школы Института истории материальной культуры РАН(Санкт-Петербург), экспедиции которой долгие годы изучали уходившие под рукотворное море древние памятники долин Енисея, Игорь Леонидович отметил, что Институт археологии АН СССР и РАН (Москва), проводя исследования в Хакасии на протяжении трёх поколений, выполнял иные задачи. Его учёными неизменно изучались наиболее значимые для истории региона объекты, ключевые для понимания основных этапов его развития.
— Скажите мне, зачем Сергей Владимирович Киселёв и Лидия Алексеевна Евтюхова начали в 1938 году раскопки Большого Салбыского кургана, о котором известно было ещё с 1739 года (Первая академическая экспедиция Герхарда Фридриха Миллера), что он разрыт?
Эти сведения подтвердились при осмотре — в насыпи кургана зияла воронка диаметром до 19 метров и глубиной пять метров.
Но Сергея Владимировича интересовали не археологические артефакты, которые могли быть такими, как сказал Сергей Теплоухов в 1920 году: «несколько черепков и немного бронзы». Киселёву важно было исследовать вершину общественного развития древнего мира, выраженную погребальным сооружением неслыханной сложности и мощи. В течение трёх полевых сезонов, в целом занявших шесть месяцев, учёный представил миру неопровержимые и детальные свидетельства той высокой цивилизации, которая была достигнута на землях Хакасии задолго до наших дней. Напомню, что уровень развития тагарских племён в то время исследователями рисовался как первобытнообщинный. Раскопками Большого Салбыкского кургана учёный открыл существование на Енисее древнего самобытного государства. Вот к чему приводит хорошее изучение. Этим и отличается московская школа. Прежде чем стать археологами, её представители становились историками, учёными, — пояснил Игорь Кызласов.
Он рассказал, какие научные открытия были сделаны на территории республики московскими археологами — все они позволили трактовать историю Сибири совсем в ином ключе, и сегодня никто уже не ставит под сомнение тот факт, что Хакасско-Минусинская котловина многие века была средоточием жизни, передовой территорией с развитой государственностью, где жили не кочевники, а оседлые скотоводы.
Это подтверждает не только археология — та же содержательная черта отмечена и для хакасского эпоса, который при всём многообразии тем имеет одну особенность. На неё в труде «Хакасский героический эпос «Алтын-Арыг» указывает Валентина Евгеньевна Майногашева. «Картины народной жизни, отражая охотничий промысел и занятия скотоводством, не содержат примет кочевания. Народ имеет постоянное местожительство и покидает его лишь вынужденно — в случае пленения и угона врагами. После освобождения народ всегда возвращается на свою прежнюю землю», — пишет она в своём исследовании.

История одной экспедиции

А ещё в труде «Древности Хакасии» Игорь Кызласов приводит совершенно потрясающий пример того, какой на самом деле должна быть спасательная (спасительная!) археология.
— Учёный Владислав Александрович Могильников побывал в Хакасии только один раз. В 1982 году он провёл археологическую разведку в долине реки Аскиз. Там, неподалёку от железной дороги, идущей на знаменитые копи Кузнецкого Алатау, горнорудное производственное объединение «Сибруда» решило построить Аскизскую обогатительно-агломерационную фабрику. Для определения мероприятий по обеспечению сохранности археологических памятников в зоне её строительства и был создан при Алтайской экспедиции Института археологии АН СССР Аскизский отряд Владислава Могильникова. Замечу, что знаменитый учёный ранее не бывал на Среднем Енисее и был изумлён многочисленностью, монументальностью и величественной красотой здешних курганов. Помнится, как по завершении работ в Хакасии он не раз делился этим своим удивлением в стенах института.
Но исследование так исследование. В то время вдоль реки и действующего железнодорожного полотна планировалось строительство производственных корпусов, перегрузочных узлов, складских помещений, железнодорожных веток и автодорог. Размах строительства предполагался огромный — археологу предстояло обследовать речную долину и прилегающие к ней урочища — более 12 километров. В результате на этих землях было выявлено 369 археологических памятников.
Надо ли говорить, что для всех этих древних сооружений были составлены и нанесены на карты планы, зафиксирована каждая наземная конструкция и даже петроглифы, бывшие на менгирах, показаны схематичными прорисовками.
Естественно, всё это богатство было бы уничтожено при запланированном строительстве. Вместо культурно-этнографического ландшафта, заполненного следами цивилизации древних людей, возникла бы ещё одна промзона.
И Могильников без эмоций высчитал, что общее число рабочих дней, которые понадобятся для раскопок всех объектов, составит 1590 дней. То есть четыре года непрерывной ежедневной работы, а считая лишь летние сезоны по четыре сибирских месяца, полных 13 лет.
Так же скрупулёзно он подсчитал стоимость стационарных исследований 369 археологических памятников долины Аскиза. По расценкам 1982 года она составила 967 тысяч рублей. Миллион почти — по тем временам невероятная сумма! — улыбается Кызласов.
Вот такая археологическая картина довольно ограниченного участка долины реки Аскиз, внимательно обследованная небольшим разведывательным отрядом Владислава Могильникова.
— Значение этих работ оказалось очень большим. Они вновь выделили московский Институт археологии из среды подобных исследований. 7 января 1983 года главный инженер Сибирского филиала Государственного института по проектированию предприятий горнорудной промышленности министерства чёрной металлургии СССР Юрий Трефилов с официальным письмом вернул тома результатов археологических исследований экспедиции Могильникова. От проекта строительства Аскизской обогатительно-агломерационной фабрики на этой территории Черметпроект решил отказаться, — говорит Кызласов.
Другими словами, археолог Могильников совершил великое дело. Добротно проведённой разведкой он обосновал особое археологическое богатство впервые увиденной им речной долины и этим сохранил для будущих поколений изобилующие здесь памятники.
Все вы знаете эту сохранённую долину — сейчас здесь располагается историко-ландшафтный музей-заповедник «Казановка», и невозможно представить, что на её месте могла бы быть обогатительная фабрика. А благодаря археологам и музейщикам эта уникальная территория ныне предназначена для удивления и радости человеческого взгляда. Это центр активной полевой работы археологов, языковедов-тюркологов, этнографов и фольклористов, биологов и охотоведов, ботаников и лесоводов.

Елена АБУМОВА



Просмотров: 131