Расстрельные цифры

№ 120 (24640) от 25 октября
Имена на стене мемориала жертвам политических репрессий в Хакасии напоминают, что и род казаков Байкаловых потерял немало людей в годы безвременья. Имена на стене мемориала жертвам политических репрессий в Хакасии напоминают, что и род казаков Байкаловых потерял немало людей в годы безвременья.
Фото предоставлено Сергеем Байкаловым

Самая страшная волна политических репрессий, пришедшаяся на 1937 — 1938 годы, не обошла и Хакасию. УНКВД по Хакасской автономной области получало «сверху» контрольные цифры на аресты и расстрелы, так называемый план-минимум.

Тотчас на местах сотрудниками УНКВД была развёрнута кампания по поиску и аресту истинных или мнимых «врагов народа». За короткий период времени усилиями сотрудников оперсекторов ОГПУ-УНКВД в Хакасской автономной области и на юге Красноярского края были «раскрыты» многие десятки контрреволюционных, повстанческих, буржуазно-националистических, белобандитских, кулацких, троцкистских, белоказачьих и прочих «заговоров».
В 1937 — 1938 годах расстреляны десятки советских и партийных областных функционеров. Большие людские потери понесли и все другие слои населения нашего региона. Например, чуть ли не поголовным репрессиям было подвергнуто енисейское казачество, проживающее на юге Сибири со времён присоединения сибирских территорий к России. Известен целый ряд случаев внесудебных расстрелов казаков отдельного Красноярского казачьего дивизиона, 1-го и 2-го Енисейских казачьих полков, сводной Енисейской казачьей бригады ещё в годы Гражданской войны в Сибири. В конце 30-х годов репрессии этой группы населения продолжились и даже были увеличены. Приведённые ниже эпизоды архивных уголовных дел свидетельствуют о том, что власть истребляла представителей бывшего сословия, не жалея сил.
Так, в августе 1937 года следователи Таштыпского районного отдела УНКВД «раскрыли» в бывшей казачьей станице Нижний Имек (ныне — деревня Нижний Имек) контрреволюционную повстанческую организацию, которая якобы собиралась «поднять вооружённое восстание и свергнуть советскую власть». Ещё на стадии расследования были арестованы семеро граждан из числа казаков, которые ранее служили в царской армии, а в период власти адмирала Колчака призваны на службу в 1-й и 2-й Енисейские казачьи полки белой армии. Вот их имена: Ф.К. Каргаполов, А.К. Каргаполов, В.О. Борзов, Ф.Т. Псарёв, Г.М. Псарёв, В.Я. Потылицын, А.П. Потылицын. В ночь на 29 октября 1937 года они были расстреляны в Минусинской тюрьме. Подобная печальная участь 27 ноября того же года постигла и казаков станицы Арбатской (ныне — село Малые Арбаты). В постановлении особой тройки УНКВД по ХАО записано буквально следующее: «расстрелять по списку всех нижепоименованных лиц за создание боевой повстанческой белогвардейской организации».
По версии следователей, подпольную организацию создал бывший атаман станицы Арбатской, георгиевский кавалер Е.С. Медведев. Вместе с ним были арестованы, а затем и расстреляны казаки, служившие в годы Гражданской войны в частях белых генералов Каппеля и Бакича, а также в составе сводной Енисейской казачьей бригады под командой войскового старшины Бологова: Н.И. Сипкин, Е.Ф. Сипкин, И.И. Сипкин, Б.И. Сипкин, А.С. Чанчиков, М.К. Медведев. Также по воле следователей «в бандгруппе» оказались и другие участники: Ф.А. Часовских, Ф.В. Челтыгмашев, А.Ф. Филиппов, Л.А. Дьяков, П.А. Хармашин и М.П. Яворский. Все они приняли смерть в Минусинской тюрьме — в ночь на 8 декабря 1937 года. Там же были расстреляны и жители бывшей казачьей станицы Монокской (ныне — село Большой Монок), колхозники сельхозартели «Горный Абакан» А.В. Байкалов, С.С. Байкалов, М.С. Байкалов, В.Г. Байкалов, П.С. Сипкин, К.А. Чердоков и многие другие…
Согласно материалам ещё одного архивного дела — № 07118 — были осуждены С.М. Лалетин, 42 года; А.С. Шахматов, 42 года; П.К. Каргополов, 40 лет; И.З. Зырянов, 43 года; Г.П. Каргополов, 36 лет; В.З. Кравцов, 44 года; А.Г. Шахматов, 37 лет; В.Т. Псарёв; Ф.Я. Потылицын, 42 года; И.З. Сипкин, 37 лет; А.А. Соболевский, 41 год; А.Г. Байкалов, 33 года; П.И. Махов, 37 лет; Ф.Л. Борзов, 29 лет; М.Я. Шилов, 41 год. Все они проживали до ареста в бывшей казачьей станице Таштыпской и окрестных селениях. Это и было их главной виной. Лишь двое последних из этого списка получили по 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Все остальные расстреляны.
На сегодня известны имена более 1200 репрессированных наших земляков — енисейских казаков. Во время Гражданской войны в Сибири некоторые из них ушли с отступающей белой армией за кордон. После декрета об амнистии, объявленной ВЦИК РСФСР в 1921 году, многие вернулись на Родину. Несмотря на ранее применённую ко всем этим лицам амнистию, позднее почти все «возвращенцы»-ре­эмигранты были репрессированы.
Вне всякого сомнения, вина за массовые политические преступления в стране лежит на высшем руководстве партии и государства. В те страшные годы в стране не было ни одной семьи, чьих родных и близких не подвергали бы различным политическим репрессиям: расказачиванию, раскулачиванию, ссылке, насильственному переселению в другую местность, лишению свободы или жизни. У нас не было ни одного колхоза, завода, фабрики, артели, прииска, воинской части или конструкторского бюро, где бы бдительные сотрудники ВЧК — ОГПУ — НКВД не обнаружили антисоветского «заговора» или отдельных «врагов народа». А 1937 год в нашей памяти навсегда останется временем Большого террора.
Кстати, ещё один красноречивый факт. В 1960-х годах прокуратурой Хакасской автономной области были подведены итоги проверки на предмет обоснованности осуждения в 1937 — 1938 годах 1453 «врагов народа». Из 1067 расстрелянных граждан обоснованно осуждёнными оказались лишь 52 человека (источник — научный сборник «Актуальные проблемы истории и культуры Саяно-Алтая». Автор материала — Е.О. Чекушкина).
Реабилитация отдельных граждан и целых народов в СССР была растянута на десятилетия. Многие из невинно пострадавших в годы политического террора в СССР до своей реабилитации так и не дожили.

Сергей БАЙКАЛОВ
Абакан



Просмотров: 162