Всё для здоровья людей, остальное — слухи

№ 118 (24638) от 20 октября
Радиологический корпус — это как раз то, чего мы долго ждали, потому что нашим людям приходилось выезжать на лечение за пределы республики. Радиологический корпус — это как раз то, чего мы долго ждали, потому что нашим людям приходилось выезжать на лечение за пределы республики.
Фото: Станислав Побеляев, «Хакасия»

В правительстве Хакасии прошёл брифинг для журналистов, в ходе которого были даны исчерпывающие разъяснения по поводу ситуации, сложившейся вокруг нового радиологического корпуса.

Из-за начатого расследования и потока недостоверной информации у кого-то могло возникнуть впечатление, что всё сделано неправильно и опасно для здоровья людей. На самом деле утверждать это неверно и непрофессионально.

Валерий Келин, министр строительства и ЖКХ:
— В декабре 2021 года радиологический корпус был введён в эксплуатацию. В феврале 2022 года он поставлен на кадастровый учёт, после чего начался процесс лицензирования. Данный объект — это, по сути, здание и восемь единиц высокотехнологичного медицинского оборудования.
Получена лицензия на семь единиц, и они уже используются для лечения. По оставшейся единице заключено соглашение с ГСПИ (Государственный специализированный проектный институт), он и выдаст перечень мероприятий для ликвидации незначительных параметров превышения излучения. В одной точке должно быть 97 единиц, на самом деле — 134. Это превышение всего лишь в полтора раза, а не в 300 и не в 400 раз, как пишут некоторые СМИ.
Выполнены эти мероприятия будут либо путём нанесения на ограждающие конструкции баритовой штукатурки либо свинцовых панелей. И поскольку перегородки выполнены на замках, то они разбираются в течение дня. После проведения мероприятий перегородки вернут на место, проведут испытания, и восьмая единица оборудования к концу года будет введена в строй.
Александр Стреленко, первый заместитель министра здравоохранения:
— Если говорить о значимости этого объекта, то вы должны понимать, что сегодня в республике более 10 тысяч человек стоит на учёте с онкозаболеваниями разных форм. Радиологический корпус — это как раз то, чего мы долго ждали, потому что нашим людям приходилось выезжать на лечение за пределы республики. С открытием корпуса часть наших граждан уже сейчас сможет получать помощь здесь, на месте.

— Речь идёт о лучевом ускорителе?
— Да. В прессе пишут, что аппарат опасен не только для посетителей, но и для близлежащих домов. Надо понимать: при строительстве радиологических корпусов используются два вида оборудования.
Один — с открытыми радиологическими источниками, которых в нашем проекте нет. И поэтому какая-то дополнительная экспертиза по поводу ядерной безопасности к нашему объекту не применялась, он не относится к числу особо опасных.
Второй вид используемого оборудования — ионизирующее излучение. Это — СКТ, ОМРТ, маммографы, флюорографы, сами рентгеноаппараты, то есть всё оборудование, которое используется в других больницах без всякого вреда для здоровья. Из нового здесь только два ускорителя мощностью в 10 и 15 мегаватт. Поэтому ещё раз говорю: в проекте радиологического корпуса нет оборудования, которое бы требовало какой-то иной экспертизы.

— Но ваши оппоненты заявляют, что вы не имели права проводить экспертизу, касающуюся излучения...
Валерий Келин:
— Объект не является особо опасным, поэтому мы имели право провести экспертизу на региональном уровне. В нашей региональной экспертизе есть специалисты, которые имеют такой же сертификат, как и специалисты Главгосэкспертизы России. Поэтому они провели работу и выдали положительное заключение. Как она была проведена, с какими нюансами — это следствие, естественно, рассмотрит. Но право у нас было.
К тому же вся информация загружается на цифровой портал Главгосэкспертизы, там её просматривают, выдают заключение и присваивают номер. Другими словами, процедура была соблюдена, получено заключение и началось строительство. Замечания, которые были выданы Главгосэкспертизой, устранены в полном объёме. И на сегодняшний день мы имеем ситуацию, при которой деньги были привлечены, объект построен и функционирует.
Может быть, кто-то где-то что-то недоглядел, из-за чего сила излучения превышена. Этого исключать нельзя. С другой стороны, есть ещё один момент. Всего две компании в мире поставляют оборудование такого класса — «ELEKTA» и «VARIAN». Первоначально мы ориентировались на «VARIAN», но поскольку торги проводились по правилам 44 ФЗ, победу одержала «ELEKTA».
Технические характеристики оборудования ровно такие же, но в плане установки и монтажа специально под него нам пришлось имеющиеся фундаменты заменить на другие. И сейчас один из ускорителей меньшей мощности работает, там нет никаких превышений.
Александр Ткаченко, руководитель ГКУ РХ «УКС»:
— На самом деле объект серьёзный, очень сильно напичкан по технической части различными системами. Построили мы его достаточно легко и своевременно ввели в эксплуатацию. Горжусь, что такой объект находится в нашей республике.
Александр Стреленко:
— Добавлю по поводу исключительности объекта. Когда с целью получения лицензии мы обратились в Роспотребнадзор Республики Хакасия, его руководство в свою очередь обратилось в аккредитованную организацию в Красноярске, поскольку у нас такие лицензии никогда не выдавали. Поэтому в Абакан на радиологический корпус приезжали специалисты из Красноярска, проводили замеры, и только по их результатам наш Роспот­ребнадзор выдал заключение.
Валерий Келин:
— Что касается закупки оборудования загодя. Да, мы его приобрели, когда радиологический корпус только-только начинал строиться, и не жалеем об этом. В 2021 году начался рост цен, и если бы мы вовремя не побеспокоились, то затратили бы гораздо больше средств. Одна единица оборудования стоила 165 миллионов рублей, а сейчас это 330 миллионов, да и то его уже не возьмёшь нигде.
А так всё обошлось нам в 650 миллионов рублей. Оборудование хранилось в особых условиях при необходимой температуре и влажности. Поэтому я не знаю, откуда все эти разговоры о возникшей коррозии. Ничего такого не было. Те единицы оборудования, которые было невозможно хранить, везли и ставили прямо с колёс. То есть хранили у поставщика до последнего, затем привезли и сразу поставили.

— Сколько средств потребуется, чтобы ввести восьмую единицу?
Валерий Келин:
— Мы ожидаем, что стоимость свинцовых пластин либо баритовой штукатурки обойдётся в 5 — 10 миллионов рублей. Штукатурка будет дешевле. Надо закрыть стены площадью в 40 квадратных метров. И это средства бюджета Хакасии.
Да, возможно неправильно оценили ситуацию, но зачем её нагнетать, у нас и так негатива хватает. Поэтому надо ко всему терпимее относиться. Ошибки у строителей бывают, нет абсолютно безгрешных. Поэтому ещё раз повторю, в них разберётся следствие и каждому воздаст своё. Но в том, что объект будет работать, в полную силу, я нисколько не сомневаюсь.
Александр Стреленко:
— Сейчас ждём московских специалистов. Те, кто должен был к нам приехать, попали под мобилизацию и сейчас им подбирают замену. Да, наш персонал подготовлен и обучен, но мы бы хотели, чтобы всё-таки первого пациента взяли на лечение те, кто с этим оборудованием уже работал.

Юрий АБУМОВ



Просмотров: 155