Трудные времена, трудные решения, лучшие достижения

№ 118 (24638) от 20 октября
Вот так выглядит окончательная доводка мостового пролёта из металла. Сам же мост отправлен в Якутию, где обеспечит надёжную переправу. Вот так выглядит окончательная доводка мостового пролёта из металла. Сам же мост отправлен в Якутию, где обеспечит надёжную переправу.
Фото предоставлено Корпорацией «Лесмаш»

Признак настоящего производства — это запах металла. Обрезного, сварного, просверленного, обточенного и прокалённого железа, из которого следом вылепляются конкретные и порой очень монументальные изделия.

 

Лиха беда начало

Например, мост, полностью изготовленный из металлоконструкций весом в 100 тонн. Вы не поверите, но именно такой сделан в Абакане и только что отправлен в сторону Якутии, где он обеспечит переправу через ручей Дар.
Ни для кого не секрет, что даже самая незначительная струйка воды может представлять из себя непреодолимое препятствие, а в половодье мелкий ручеёк имеет привычку превращаться в неуправляемый бурный поток, сносящий всё на своём пути. Поэтому изделие хакасского предприятия ООО «Корпорация «Лесмаш» послужит Республике Саха как надёжная и бесперебойная переправа, способная выдержать любой напор воды, жары, мороза и прочих катаклизмов.
Удивляет лишь одно — название фирмы-изготовителя. Ещё четыре года назад на фасаде здания, куда мы подъехали, была вывеска «Абаканский опытно-механический завод» (АОМЗ). А сейчас: «Корпорация «Лесмаш». Неужели старейший завод Хакасии перестал существовать?
— Ничего подобного! — успокоил Олег Цыпышев, руководитель Лесмаша. — Завод не исчез, не обанкрочен и не ликвидирован. Он проходит мероприятия оздоровления, а на его базе создано новое производство.
Слава богу! Последний раз с Олегом Геннадьевичем мы встречались в 2018 году, когда он был генеральным директором Абаканского опытно-механического завода, и АОМЗ переживал не лучшие времена. Хотя поначалу всё было хорошо и предприятие получило заказ от Рослесхоза на изготовление лесопожарной техники. Условие — снабдить каждый лесхоз России новой техникой в количестве не менее четырёх единиц. Грандиозная и выгодная задача!
Специально под её исполнение разработали новый лесопожарный трактор на базе трелёвочника с ёмкостью в 4,2 куба для воды. Завод ожил, перешёл на работу в две смены, вернул все долги, наладил международную кооперацию с Китаем, стал закупать оборудование. Но удача продлилась только два года, после чего в 2013 году программу свернули на самом её пике.
Правда, обещали через год возобновить. Зря обнадёжили. На складе хранились материалы для лесопожарных тракторов на 40 миллионов рублей, содержались 350 человек на минимальной зарплате. Но чуда не произошло. Убытки завода составили 100 миллионов, люди разошлись. А леса в России по-прежнему горят…

Всем козням вопреки

Вот такой был нерадужный фон, и тем приятнее узнать, что, пусть даже под иной вывеской, производство выжило!
Так, Дмитрий Обложенко, коммерческий директор Лесмаша, сообщил, что завод изготавливает металлоконструкции мостовых переходов. Проще говоря, мостовые пролёты. И упомянутый мост для Якутии представляет из себя сборную конструкцию в три секции, которые скрепляются болтами. Это одно направление. Второе и основное — ремонт ковшей экскаваторов и горно-шахтного оборудования.
— Работаем с угольными разрезами, — пояснил Дмитрий Анатольевич, — возим на ремонт ковши, изготавливаем различные детали. Не секрет, что в рес­публике добыча угля — ведущая промышленная отрасль, из-за чего ремонтный объём довольно крупный.
Да, мы изучали рынок, возможности, предлагали услуги. Угольщиков в принципе всё устроило: и качество, и цена. Представители разрезов побывали у нас, изучили, осмотрели. Мы направляли им опытные образцы продукции, их испытывали в работе. Заказчиков всё устраивает, потому мы ведём ремонт горно-шахтного оборудования.

— Как это происходит?
— Привозим ковш, дефектуем, раздеваем, то есть снимаем с него путировку, зубья, адаптеры. Ремонтируем, заменяем металл, собираем. Всё изготавливается из листового железа, расходный материал закупаем — зубья, коронки. А в перспективе не только ремонт, но и выпуск новых ковшей. Обратите внимание на это...
С этим словами Дмитрий Обложенко продемонстрировал документ под названием «Угловая защита. Патент на полезную модель». Действует по 10 декабря 2031 года.
— Возникла идея оснащения ковшей угловой защитой, — пояснил Дмитрий Анатольевич. — Чертежи и проект разработали на заводе. Опробовали в работе, устанавливали на опытные образцы ковшей, а те, в свою очередь, применялись на угольных разрезах и отлично себя зарекомендовали.

— И когда вы стали работать под новой вывеской?
— Корпорация образовалась в 2016 году. Начинали на старом оборудовании, которое имелось, и сделали несколько мостов для Тувы. А вот мост для Якутии уже делали с помощью плазмо-резательного станка с ЧПУ, приобретённого на средства гранта.
Правда, вышла задержка. Заказ на металлопрокат разместили на «Азовстали», да-да, на том самом, в Мариуполе. Но буквально недели за две до отгрузки начались известные события, и металл забрать не смогли. Были вынуждены перезаключить договор, искать альтернативные пути поставки, что обошлось процентов на 30 дороже. Так и получилось, что мост должны были закончить летом, а закончили в октябре.
Сейчас рассматриваем новый заказ из Тувы. На этот раз не мост, а здание школы в каркасном исполнении. Это нам тоже по силам, так как металло­обработку производим полностью. На днях побывали на Восточно-Бейском разрезе, где отдефектовали ковши и направили коммерческое предложение. Разрезов много, им покупать новый ковш в два раза дороже. А тут допускается два-три капитальных ремонта, поэтому идут на это и обращаются к нам.
Потом начнём изготавливать новые ковши по чертежам и параметрам заказчика. То есть не из Иванова их нужно будет тащить, увеличивая себестоимость за счёт транспортных расходов. А приобретать, не выезжая из Хакасии. Думаю, при такой логистике мы сможем успешно конкурировать с другими производителями.

— Помощь от государства есть?
— Да, обрабатывающим производствам хорошо помогают и на федеральном, и на республиканском уровнях. Это, к примеру, компенсация расходов на приобретение нового оборудования до 20 процентов. Если берёшь оборудование в лизинг, могут компенсировать первоначальный взнос. Льготное кредитование под один — три процента. Программы на сегодня есть, и мы в них участвуем. Часть помощи идёт по линии минэкономразвития республики, а часть — по линии Фонда развития промышленности Хакасии. Так что взаимодействие налажено, и, если что-то новое появляется, нас быстро информируют.

— Чем ещё занимаетесь?
— Есть ещё металлообработка. Занимаемся фрезерными работами, токарными, термической обработкой. Для этого действует инструментально-механический цех.
Сейчас приводим в порядок основные здания, где налажено производство. Кроме инструментального, это сборосварочный и заготовительный цеха. На перспективу планируем литейный цех, где как раз будем налаживать производство ковшей. Ну, а дальше будет видно.


Глаза боятся, руки делают

— То, чем мы занимаемся, перспективные и сложные проекты, связанные с изготовлением металлоконструкций, — отметил, в свою очередь, Олег Цыпышев. — А запатентованная угловая защита для экскаваторных ковшей — большая удача.
Да, была схожая австралийская разработка, но мы создали свою. Получили патент, обратились в Фонд содействия инновациям. Защитили бизнес-план, выиграли грант на 19 миллионов рублей для закупки оборудования и свои 19 миллионов вложили (50 на 50).
Так идёт модернизация предприятия, растут коллектив и класс специалистов. У нас работают люди не только из Абакана, но и из Черногорска, Минусинска. Собираем производственные таланты со всех предприятий, стараемся поддерживать высокую зарплату, потому что хороший специалист не пойдёт работать за копейки. Да, попутно занимаемся арендой, потому что она тоже даёт кусок хлеба, который помог выжить заводу раньше и помогает развиваться сейчас.
Расширяемся, получаем заказы с других территорий России. В Туве отработали три года с несколькими мостами, теперь в Якутию отгрузили мост. Неделя до следующего заказа, под который уже заказали металл.
То есть завод перепрофилировали. Жизнь заставила, тем более что вы помните, в каком состоянии мы оказались после отмены гос­программы. И, кстати, спасательным кругом для нас явилось развитие угольной промышленности в республике. Иначе могли бы превратиться в торговую базу или ещё во что-то непонятное. Нам же интересно развивать производство!
Сейчас глядим дальше, готовим инвестиционную программу на пять лет вперёд, чтобы пользоваться инструментами господдержки. Но для этого надо и свою состоятельность показать, потому что везде идёт софинансирование. У государства есть очень хорошие меры поддержки с достаточно низкими процентами, с хорошей отсрочкой платежа на приобретение основных средств.

— Вы что-то уже приобрели на средства гранта?
— Да, плазморезательную машину с ЧПУ, газорезательный портал с ЧПУ. Много вспомогательного оборудования. А сейчас, как сказал Дмитрий Анатольевич, от ремонта хотим перейти на производство ковшей экскаваторов от трёх с половиной до семи кубов. Есть конструкторская документация, которую мы разработали, идёт подготовка к производству.
Оборудование смонтировали, для чего привлекли инженеров-конструкторов, технических специалистов с предприятий Черногорска, Назарова и даже Санкт-Петербурга. Увы, специалистов по мостовым металлоконструкциям в Абакане нет. Поэтому для продвижения своих проектов, для сертификации, для подготовки производства привлекали с других предприятий технических руководителей, снимали им жильё, платили хорошую зарплату, лишь бы они работали и настроили процесс.
Между прочим, это достаточно интеллектуальные моменты, хотя вроде бы металл и всё должно быть просто. Однако тут есть свои тонкости, нюансы, есть вопросы сертификации, аттестации, квалификации специалистов.
Сегодня на заводе имеются: автоматическая сварка, полуавтоматическая, ручная. Поэтому сварщиков отправляем на дорогостоящее обучение в Новосибирск. Иначе никак! Трансформировав завод, мы нацелились развиваться. Наши специалисты многое знают, умеют, могут, имеют опыт и руки, растущие из правильного места.
А Сибирь в любом случае будет добывать полезные ископаемые ещё очень долго. Так что свою нишу в этом процессе мы заняли, определились, в каком направлении идти, рыть и копать дальше.

— Получилось сразу?
— Понадобилось несколько лет, чтобы себя зарекомендовать, но теперь среди игроков угольной отрасли мы чувствуем себя уверенно. Разрезы с удовольствием к нам обращаются, и между нами заключены не разовые, а долгосрочные контракты.

— Скажите, учитывая складывающуюся обстановку, вы сможете переключить своё производство на военные нужды?
— Если страна прикажет, сделаем! У нас нет другого пути и нет другой Отчизны!

Юрий АБУМОВ

 



Просмотров: 198