Когда лес — душа, работа и судьба

№ 103 (24623) от 15 сентября
Татьяна Пиксайкина в профессии 46 лет. Татьяна Пиксайкина в профессии 46 лет.
Фото: Станислав Побеляев, «Хакасия»

В зелёной униформе, подтянутая, изящная и обаятельная — такой мы увидели заместителя начальника Саяногорского лесничества Татьяну Пиксайкину.

 

— В тайгу я, конечно, в таком наряде не езжу, — опережая наш вопрос, улыбается Татьяна Ивановна. — В лесу мы проводим много времени, бывает, несколько километров приходится проходить пешком. Неудивительно, что работники Саяногорского лесничества все такие стройные!
Минимум мебели, максимум комнатных растений — всё в кабинете Татьяны Пиксайкиной говорит о том, что она человек неравнодушный к живой природе. Трудовой день начинается с восьми утра, хотя Татьяна Ивановна приходит даже раньше. Подготовить отчёт, информацию в департамент лесного хозяйства, определиться с местами под лесные культуры будущего года и посчитать, сколько деревьев и каких пород не прижились… В ведении Саяногорского лесничества около 100 тысяч гектаров зелёного богатства республики. Поэтому дел у лесников хватает всегда.
— Выполняем контрольно-надзорные мероприятия по охране, защите и воспроизводству лесов. Смотрим за строительством и ремонтом дорог, минеральных полос, контролируем рубки ухода за лесами. Кроме того, у нас есть план, по которому мы ежегодно дополняем лес молодыми деревьями. Раньше 40 гектаров садили, а в этом году 29, в следующем планируем 32 гектара. После этого делаем техническую приёмку, в течение лета проводим агроуходы, а осенью инвентаризацию — считаем приживаемость саженцев, чтобы определить работу на следующий год.

Татьяна Ивановна рассуждает масштабно, даже стратегически, но при этом отвечает за каждое дерево. Трудно поверить, что лес стал её профессией вопреки собственным страхам.
— Как-то у меня спросили: «А клещи в лесу есть»? Есть не только клещи, есть и волки, и медведи. Нам лесничий рассказал недавно, что после инвентаризации участка вернулся проверить надписи на лесосечном столбе, а в траве уже волчата сидят. Где-то, значит, и мама. Это страшно. И про медведей тоже рассказывали коллеги — поехали столбы ставить, а там — медведица. Сама я лично ни разу не видела диких животных. Зато за время работы в лесном хозяйстве с нарушителями приходилось сталкиваться, выписывала протоколы за самовольную рубку, неправильную разработку лесосеки…
Она родилась в селе Бея, говорит, что работать в лесу никогда не мечтала, в семье лесников не было. На техника-технолога в Абакан девушка поехала поступать вместе с подругами, за компанию. В итоге подруги передумали и забрали свои документы, а Татьяна осталась учиться. В 1976 году 19-летняя выпускница Абаканского политехнического техникума по распределению попала в Амурскую область на лесоперевалочный комбинат. Через полгода, затосковав по родителям и родному дому, Татьяна сбежала. В Бейский лесхоз в 1977 году приняли инженером цеха ширпотреба, здесь-то и получила «боевое крещение». Основной контингент пилорамы составляли мужчины с внушительным жизненным и профессиональным опытом. Были среди них и такие, кто откровенно не очень-то хотел работать, тем более в подчинении у 20-летней девчонки. Только здесь Татьяна Пиксайкина поняла, что рабочее место у мастеров леса в тайге, но работать больше придётся с людьми, и если не умеешь с человеком разговаривать — в профессии делать нечего.
— Люди разные. Иногда приходят с обидами, почему, например, лесосеку им отвели под заготовку дров не ту, что хотелось. Начинаю терпеливо и подробно объяснять, что за огородом дать участок мы не можем. Нельзя же молодые деревья спиливать для дров, так за пару лет всё вырубят. Давайте посчитаем: возраст спелости берёзы 61 — 71 год, сосны — 101 — 121, а кедр считается спелым в 240 — 280 лет. Получается, что если я сегодня дерево посажу, то срубить его смогут только мои правнуки и праправнуки. Иначе мы для них ничего не оставим.
За 46 лет в профессии Татьяна Пиксайкина, кажется, в совершенстве узнала все тонкости охраны и восстановления лесов. Работала мастером, помощником лесничего, инженером по лесопользованию, в Саяногорске трудится с 2001 года. Сохранение лесов стало делом её жизни. И каждый раз она с благодарностью и теплотой вспоминает своих первых наставников: директора Бейского лесхоза Анатолия Гавриловича Копытова и главного лесничего Владимира Григорьевича Олейника, которые поддержали её в начале пути, подсказывали и помогали преодолевать трудности.
— Научили трудиться и быть ответственной. К ним можно было обратиться по любым вопросам: как оформить документы, написать письмо, как правильно высадить сеянец, как провести техническую приёмку, инвентаризацию и многое другое. А для меня — тогда молодого специалиста, не имеющего никакой практики, это была большая помощь, я впитывала всё, как губка.
Сегодня Татьяна Пиксайкина, будучи самым опытным сотрудником Саяногорского лесничества, и сама с радостью делится своими знаниями с молодыми специалистами, передаёт им опыт. Потому что понимает, как важна преемственность поколений. А ещё искренне надеется, что и для этих ребят лес станет судьбой и душой.

Мария БАНЬКОВА


Просмотров: 116