Дом, который ты выберешь сам

№ 82 (24602) от 28 июля
Марина Бурдакова и Юрий Сагалаков считают, что успешность нововведения проверит только практика Марина Бурдакова и Юрий Сагалаков считают, что успешность нововведения проверит только практика
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Газета «Хакасия» уже писала о том, что наша республика включилась в российский эксперимент, позволяющий определённой группе детей-сирот получить жильё по иным правилам (заметки с 40-й сессии Верховного Совета РХ). Интересующимся этим вопросом дают разъяснения заместитель министра образования и науки Хакасии Юрий Сагалаков и начальник отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними этого министерства Марина Бурдакова.

 

Проблема без начала и конца

Вопрос об обеспечении детей-сирот жильём уже несколько десятилетий не теряет своей остроты. Сегодня в Хакасии 2864 таких нуждающихся, а получают квартиры от силы 190 человек в год. Из почти трёх тысяч сто граждан имеют на руках судебные решения, а значит, должны быть обеспечены жильём быстрее прочих (у них своя очередь). Так что «речка движется и не движется».
К тому же сам механизм получения квадратных метров весьма заморочный, во многом связанный со вторичным рынком недвижимости. Муниципалитеты в соответствии с лимитами (установленными законом РХ о бюджете на предстоящий год) проводят аукционы на приобретение жилых помещений в свою собственность. Это длинная и сложная процедура: жёсткий регламент по срокам, нужной площади, по отбору помещений, соответствующих всем техническим требованиям, само собой не аварийных, не в подвале где-то и так далее. У продавца жилья своя заморочка: он должен, к примеру, иметь электронную подпись (её цена три тысячи), обеспечить минимальную сумму контракта, чтобы зайти на электронную площадку… Вот такие (вкратце) бюрократические круги. Ну так или чуть иначе муниципалитет всё же приобретает искомую квартиру и затем на пять «испытательных» лет передаёт её сироте.
Напомним, что в течение этих пяти лет человек по договору специализированного найма не может полученное жильё приватизировать, продать, обменять или запутаться в каких-то мошеннических схемах. Надзорные органы смотрят, какую праведную или не очень жизнь сирота ведёт, платит ли за квартиру... И тогда решают: продлевать ли договор специализированного найма или заключить уже с ним договор найма социального, чтобы он, сирота, мог жильё приватизировать.
Понятно, что купить квартиру у муниципалитета получается далеко не всегда и не везде, учитывая многочисленные «но». Так в Хакасии в 2019 — 2020 годах образовались не израсходованные на эти цели средства (более 25 миллионов рублей за каждый год). Потому что не было жилья, которое бы отвечало требованиям и к тому же продавалось.
Естественный вопрос: надо было найти «квадраты» только в конкретном населённом пункте? Здесь опять всё юридически сложно, ответили наши собеседники. Допустим, сирота стоит в очереди в Аскизском районе, а там не получается приобрести жильё. Тогда — через суд — будет дано разрешение обратиться с этим вопросом в другой муниципалитет. И только в прошлом году прокуратура внесла предложение перераспределять отпущенные средства в пользу тех МО, где такая покупка возможна.
Так что в прошлом году были освоены и федеральные, и республиканские деньги, в нынешнем наверняка освоим тоже, уверили работники минобрнауки. Нынче федеральных средств на эти цели направлено 102 миллиона рублей, а 300 миллионов даёт республика. Субсидии для МО распределяются по количеству детей-сирот, стоящих там в очереди. Инфляция учитывается: в прошлом году было выделено 272 миллиона, сегодня — 400. Кстати, рост идёт за счёт республики, объём федеральных денег, считай, не увеличивается; на следующий год сумма из центра будет только лишь повторена. Кстати, о суммах. Наши собеседники добавили, что если нам на сегодняшний день приобрести всем сиротам жильё, то потребуется три миллиарда рублей. Гипотетически представьте, что их дали. И? Всё равно купить особо нечего.

Двадцать три плюс — с перспективой

Чем вызван новый законопроект? Что меняется? Попросту говоря, это одна из возможностей помочь сироте приобрести дом. Введён в оборот жилищный сертификат, чего не было до сих пор. Муниципалитетам не нужно будет объявлять аукцион, чтобы купить недвижимость в свою собственность, а уж потом отдать сироте. По новому же законодательству сирота выбирает и покупает квартиру сам, получив упомянутый жилищный сертификат. Возможностей поиска — как у любого гражданина, причём выбрать жильё можно в какой угодно точке Хакасии. Человек приобретает помещение сразу в свою полную собственность, без пяти лет «испытания на добропорядочность».
Именно поэтому к кандидатам на сертификат предъявляются очень жёсткие требования. Этот документ получат далеко не все сироты, а только те, кто уже успешно социализировался. У кого есть, допустим, семья, работа (минимум год), кто не состоит на учёте в полиции, наркологии, психодиспансере, не лишён родительских прав… И не моложе 23 лет (в 19 ещё ветер в голове). Выбрав и купив жильё (33 квадратных метра, сумма сертификата 1 миллион 900 тысяч), такой человек может его продать, обменять, доплатив за более просторное из каких-то сбережений или, к примеру, маткапитала. «Если на практике увидим, что рисков не так много, как мы опасаемся, — говорят Юрий Сагалаков и Марина Бурдакова, — то можем постепенно даже снижать возрастной порог на получение жилищного сертификата». Получается, что из общей очереди детей-сирот (а там все процедуры получения жилья прежние) «выскакивают» претенденты на свои квадратные метры, достающиеся по иным правилам.
— Это ускорит движение общей очереди? — спрашиваю своих компетентных собеседников.
— Надеемся, что нововведение как-то улучшит ситуацию, — говорит Юрий Гаврилович, — посмотрим, как на практике пойдёт. Мы только что подписали законопроект, а Марина Анатольевна провела совещание с представителями муниципалитетов, разъяснила, как им работать на местах. Проанализируем, насколько успешно будет дело складываться, сколько поступит заявлений от претендентов на жилищный сертификат, учитывая жёсткие требования.
Не секрет, что многие стоящие в очереди дети-сироты не трудятся. Конечно, жизнь у ребят складывается по-разному, но кандидаты на жилищный сертификат, безусловно, будут. Около 700 человек сегодня учатся в техникумах, живут в общежитиях или арендованном жилье. Но вскоре-то у них наступит трудовая пора. К тому же в последние годы, замечают наши собеседники, огромное внимание уделяется именно социализации детей-сирот. Например, у выпускников саяногорского детского дома «Ласточка» тесная дружба с гидроэнергетическими предприятиями. Ребята потом там работают, у них достойная зарплата («Больше нашей с вами…») Советский детский дом, где выпускники порой не умели себе картошку пожарить, и то, что сейчас, — совершенно разные картины.
В регионах, где уже реализуют этот законопроект, ситуации разные. Где-то хорошо пошло, где-то — не очень. Посмотрим, как получится у нас. Надо, чтобы в муниципалитетах проанализировали свои списки сирот и точно определили, кто из них подходит под этот формат работы. И хотя пока практика ещё на уровне разговоров, в Орджоникидзевском районе уже объявились два претендента на сертификат, готовые написать заявление. В Ширинском есть подходящий парень, работающий в системе УФСИН, учитель в Алтайском… Статистики точной нет, но работники министерства образования уже навскидку назвали некоторых.
Ну и помочь таким людям, безусловно, надо: никто не намерен бросать кандидатов одних в поток документов, подтверждающих «то и сё». А в министерстве образования будут собирать эти сведения «в кучку». К тому же в районах ответственные лица не должны ограничиваться лишь вялотекущей агитацией. Самим сиротам, понятно, тоже спать не надо, а вовремя обратиться за консультацией в муниципалитеты или в минобрнауки Хакасии. Кстати, новый закон как раз для тех, кто сам активен по жизни. (Исключат из списка и больше не станут отслеживать тех, кто, паче чаяния, продав жильё, полученное по жилищному сертификату, и не купив ничего взамен, вдруг заявят, что, мол, снова жить негде… Это уже их личные проблемы.)
Но в целом вопрос обеспечения детей-сирот жильём, даже с учётом «выбывших» из общей очереди по сертификату, не перестаёт быть острым, разве что немного полегчает (практика покажет). Видимо, кардинальных подвижек не будет, пока на федеральном уровне не разработают, скажем так, механизмы и стимулы, позволяющие целенаправленно строить именно социальное жильё.

Татьяна Потапова


Просмотров: 109