На школьной доске — время будущее

№ 79 (24599) от 21 июля
Юлия Байкова: «Мою работу во многом можно определить как влюблённость… в русский язык» Юлия Байкова: «Мою работу во многом можно определить как влюблённость… в русский язык»
Фото: Лариса Баканова, «Хакасия»

Нынешний успех аж трёх учениц из одного класса, 11 «А» абаканской школы № 25 (напомним, это Татьяна Тинникова, Евгения Беспалова и Екатерина Тестова), пожалуй, единственный такого рода «прецедент» в России. Девочки набрали по сто баллов на ЕГЭ по русскому языку, а подготовила их учитель русского языка и литературы Юлия Байкова, следовательно, одна из главных персонажей этой звёздной истории.

 

С этим надо родиться?

Тем более что три-четыре питомца прошлого выпуска (и первого в практике) Юлии Сергеевны не добрали до ста всего одного-двух баллов. Так что же в руках у педагога, стоящего у школьной доски, — мел или всё-таки волшебная палочка? И уж коль скоро речь зашла о школьной доске, немного предыстории.
Юля родилась в селе Борец Ширинского района, там же окончила школу с серебряной медалью («Ох уж эта физика…») и, отучившись в институте филологии ХГУ имени Н.Ф. Катанова, вернулась в родную школу уже в качестве учителя. И вот как-то «на заре» педдеятельности, рассказывает Юлия Байкова, на её урок пришли директор и завуч Борцовской школы. Сделали кой-какие замечания.
— С одной стороны, вроде и неприятно стало, с другой — понимала, что мне надо помочь. Наставники заметили, что я мало пишу на доске. И действительно, в нашем деле мелочей не бывает: и рассказ, подкреплённый текстом, условие двойного восприятия, — улыбается Юлия Сергеевна, у которой сегодня уже 11 лет стажа. — Посоветовали встать в позицию ребёнка, мне-то ясен материал, а детям — нет.
— Наверное, напрягаться с такой позицией особо не пришлось, ведь сама была немногим старше?
— Пожалуй. Не скажу о городе, но в деревне я не почувствовала, что ребята стали какими-то другими по сравнению с моим детством. В селе у всех и всегда общее дело — помочь родителям по хозяйству, на досуге сходить в поход… А моя задача: научить детей чувствовать и любить слово — в самом широком понимании, включая литературу, без которой слово мертво и грамотность может стать «обязаловкой». Так что пришлось самой учиться, как сделать урок интересным, а значит, понятным. В том числе учитывая позицию ребёнка.
— Юлия, наверняка любовь к филологии у вас в генах? Как и врождённое чувство языка?
— Скорее, да. Родители много читали (папа — водитель, мама и бабушка бухгалтеры), но сами для себя, что ли. Привычки же обсуждать прочитанное не было… Ну а я читала запоем (книги дома, в сельской и школьной библиотеках, у знакомых брала). Когда была маленькой, меня заворожил «Волшебник Изумрудного города» Волкова, а серьёзная литература стала интересовать со старших классов.
Помню, как впечатлил «Герой нашего времени» Лермонтова. Нет, не как романтическую девочку, гораздо больше — рассуждения героя о дружбе, в которой нет взаимопонимания. Видимо, совпало с тем внутренним состоянием подростка, когда он (я в данном случае) сталкивается со взрослым миром и не может его понять. Был даже смешной эпизод в классе, когда я так увлеклась рассказом о Печорине, что учительница сказала: «Юля, дай другим ответить!» Я уходила в мир книг и считала это настолько естественным для всех, даже не замечала, что кто-то не читает вовсе… Сегодня, перечитывая многие произведения, каждый раз нахожу в них для себя что-то новое. И это как раз естественно для тех, кто читал и читает. Предпочтение, пожалуй, отдаю Достоевскому и Булгакову. А вот Лев Толстой тяжёл для школьного возраста, взрослые не всегда понимают, а тут ребёнок без жизненного опыта… Хотя, с другой стороны, не познакомишься с ним в детстве, не познакомишься никогда. И здесь учителю есть над чем поломать голову.
Но особый, даже страстный интерес вызывал русский язык, — продолжила Юлия Сергеевна. — Хочется докопаться, почему, от чего произошла вся эта «алгебра» множественных смыслов и так далее… Моя учительница Ольга Александровна Вилль говорила в своё время моим родителям: «Юля задаёт вопросы по языку далеко не по школьной программе». Как-то он, язык, у меня через душу шёл… Не знаю, может, это тоже врождённое чувство. Смотрю, допустим, на какой-то текст и почему-то знаю, что он «мой», а иной — нет. Да, есть она — влюблённость в язык.

Изюм по рецепту и по вкусу

Такая влюблённость требовала, конечно же, объёмных знаний. Работая в сельской школе, Юлия Байкова окончила магистратуру, а аспирантуру ХГУ — уже преподавая русский язык и литературу в школе № 25 Абакана (аспирантуру ей настоятельно порекомендовали вузовские наставники). Научным руководителем стал Алексей Михайлович Коняшкин. Юля защитила кандидатскую диссертацию по идиостилю (индивидуальному стилю) Евгения Евтушенко, в частности, анализируя структуру афоризмов поэта. Получился исследовательский тандем — Валерий Павлович Прищепа занимался сугубо литературной стороной творчества Евтушенко, а Юлия — языковой. (К сожалению, заочный, ведь Валерий Прищепа уже ушёл из жизни). «Мне больше нравится не история языка, не его архаика, а живой язык, живая речь», — говорит уже кандидат филологических наук Юлия Байкова. Хотя нынче, параллельно с работой в школе, она преподаёт историю русского языка в университете как почасовик. Кстати, за темы Юлия Сергеевна берётся далеко не «хилые»: даже её вузовский диплом был посвящён, ни много ни мало, языковым маркерам этнической ксенофобии.
Из ряда школьных анекдотов: знания помогли Юлии выдержать своеобразный экзамен, который устроили только что пришедшему педагогу старшеклассники 25-й. Что-то такое «коварненькое» они заранее выучили: вроде, когда это вот конкретное слово в каких случаях подлежащее, а в каких — сказуемое.
— Минут десять я им объясняла, — смеётся Юлия Сергеевна, — хотя это далеко не по школьной программе. А потом коллеги объяснили: «Это они вас проверяли так».
— Экзамен выдержали?
— Да! Ещё и потому, что учёба для меня — основной вид деятельности. Возможно, на ведение моих уроков отчасти повлияла, скажем так, негласная традиция ещё в группе университета, когда мы «хором» искали у каждого вузовского преподавателя его личную «изюминку».
— Это от личности. А педагогика как предмет рецепт подсказывает?
— Методика преподавания как раз нужна для того, чтобы не изобретать велосипед, а добавлять к нему свои «детали» (то бишь «изюм»). К тому же всё новое — это хорошо забытое старое… В университете методики преподавания было, в общем-то, мало. А ведь в том же традиционном конкурсе «Учитель года» как раз требуются свои методические разработки, свои «изюминки».
— Участвовали?
— Пока нет. Возможно, потому, что не люблю проигрывать. Может быть, наберусь однажды сил…
— Юлия, наверное, больше «изюму», чем традиционных методичек, требуется старше­классникам?
— Дело здесь не в соотношении, просто они уже взрослые, уже по-другому смотрят на жизнь. Соответственно и разговор другой. Недаром же голова днями, а то и ночами забита тем, как их заинтересовать языком и литературой. С пятиклассниками же интересно по-своему: от класса к классу растёшь вместе с ними, открываешь мир.
— Была мысль переключиться на вуз?
— Нет. Пока есть силы и желание, хочу работать в школе. Знаете, дети тянут к себе! Мне приятно, к примеру (хотя «приятно» — приблизительное определение этого сложного чувства), когда ребёнок на уроке не просто получает знания, а выдаёт эмоцию по поводу произведения — радость ли, сочувствие. Когда в эмоциональном плане есть отдача — человек состоится. Кстати, по поводу каких-то некрасивых поступков ребят (а дети порой бывают неосознанно жестоки) мы разбираем похожий пример из литературы. И наоборот — есть ли у вас такое в душе, как у этого героя? Хотя (и тем интереснее, и тем лучше мысль ребят работает) в литературе и жизни всё неоднозначно: кто плохой герой, кто положительный — ещё тот вопрос... Значит, копнём глубже.
— Ваше восприятие класса?
— Аура класса особенно чувствуется, когда говоришь о книге. Сразу видно, кто читает и речь какая, чем человек интересуется. Есть дети без врождённого чувства языка, они даже правила знают, но пишут — караул! Но натренироваться всё же можно, если ребёнок сам готов упорно трудиться, то результат будет. У меня нынче была сложная ученица, мы с ней много занимались, и мама её все силы бросила — хоть бы, мол, 45 баллов по ЕГЭ набрать. А получила — 60, уже победа.
— А победа ваших стобалльниц?
— Такие результаты дают и мне, учителю, силы и удовлетворение от работы. Девочки эти — медалистки, окончили физико-математический класс. Кроме обязательного русского, сдавали ЕГЭ по математике и информатике. Талантливы во всём, даже на конкурсе по «Преступлению и наказанию» Достоевского, далёкого от точных наук, девочки заняли первые места.
Но по большому счёту для всех детей — без исключения! — напишем на школьной доске: «Время — будущее».

Татьяна ПОТАПОВА


Просмотров: 164