Доброе слово

№ 79 (24599) от 21 июля
Доброе слово
Рисунок: Лариса Баканова, «Хакасия»

Уязвлённая совесть заставляет думать о том, что не ценим мы, не бережём порой близких. Редко благодарим их. Ещё реже говорим слова любви. Стесняемся, оставляем на потом... А будет ли оно, это пресловутое «потом»? Разве мы можем быть уверены в том, что произойдёт с нами, например, через четверть часа?

Много лет назад с другом нашей семьи произошла история... Назову этого человека Мишей, а поскольку во время событий, о которых пойдёт речь, я была маленькой девочкой — то дядей Мишей. Тогда он был солидным женатым человеком средних лет. Жена у него была хозяйственная. Следила за собой, работала на хорошей должности, всегда была приветлива и доброжелательна. В советское время, когда прилавки магазинов никого не удивляли своей пустотой, в доме у нашего друга холодильник был всегда полон. Тогда слово «достать» чаще звучало, чем слово «купить», и супруге дяди Миши служебное положение давало возможность «достать» всё желаемое.
В детстве я обожала ходить в гости. Старалась сидеть тихо и не мешать беседам взрослых. В доме дяди Миши жил один необыкновенный обитатель — зелёный волнистый попугайчик, который умел разговаривать. Он не только повторял, вертясь перед зеркалом: «Гоша хороший», но и знал наизусть порядочный отрывок из басни Крылова «Ворона и лисица», чем приводил всех в неописуемый восторг. Поскрипывал тоненько: «Вороне где-то бог послал кусочек сыру; на ель Ворона взгромоздясь, позавтракать было совсем уж собралась...» Как было мне, маленькому ребёнку, не поверить в чудо?! Но у этого чуда было объяснение: тётя Света, жена нашего друга, немало времени тратила на попугайчика.
В общем, это была обычная с виду благополучная семья, живущая в достатке. Дядя Миша любил свою жену... Думаю, это было так. Однако любил как-то по-своему, на свой лад. Хвастаясь счастливым браком, нередко отмечал такие её черты, как терпение и незлобивость. Правда, ухитрялся этих слов не называть.
Дядя Миша однажды, не в меру расхваставшись, поспорил с товарищами: «Какая у меня Светка-то! Да с ней поссориться — ну просто невозможно. Я уж и так и эдак, да и матом частенько. Чего греха таить... Ну хоть бы огрызнулась! Улыбается только и отшучивается. Всё ей нипочём, аж досадно. Даже пари могу заключить...» Много чего колкого сказал он жене при товарищах — Светлана промолчала.
Да, спор дядя Миша выиграл. Только вернувшись однажды с работы, обнаружил он пустые полочки и вешалки от жениной одежды. Застыл дядя Миша, как громом поражённый: «Как? Почему? Мы ведь так хорошо жили...» Ушла, не сказав ни слова... Навсегда. Говорящий волнистый попугайчик, кстати, тоже не задержался в этом доме, улетел в открытую форточку.
Через несколько лет дядя Миша опять женился. И мы как-то зашли его навестить. Он, обросший щетиной, сидел на кухне, хлебал холодный борщ, и глаза у него были грустными. Нам было жаль видеть его таким.
Выходит, и ангельское терпение когда-то заканчивается... В Евангелии от Иоанна сказано: «В начале было Слово...» Да ведь непременно — доброе слово!

Надежда МИСЮРОВА
Абакан


Просмотров: 116