Когда угольщики археологам помочь рады

№ 67 (24587) от 23 июня
В изготовлении керамических изделий дальние предки были весьма изобретательны. В изготовлении керамических изделий дальние предки были весьма изобретательны.
Фото: Сергей Власов, «Хакасия»

Журналист «Хакасии» побывал на участке Восточно-Бейского разреза. Но визит этот был связан не с работой и свершениями предприятия, а…с археологией.

Уже третий сезон здесь идут раскопки большого могильного комплекса, состоящего из девяти курганов. Цель экспедиции — сохранить памятники древности и сформировать новые научные познания.
Но давайте начнём с небольшого исторического экскурса.
— 300 лет назад вышел официальный документ, положивший начало угольной промышленности страны, — сказал исполнительный директор Восточно-Бейского разреза Юрий Андреев. — Именным указом от 7 декабря 1722 года Пётр I повелел искать каменный уголь в южных регионах Российской Империи. Параллельно начиналось и развитие археологии: 300 лет назад, 24 января 1722 года, близ села Абакано-Перевоз произведены первые научные раскопки. Сегодня на территории республики находится более 30 тысяч памятников археологии, в том числе курган-могильник «Смирновка-4», где мы и находимся.
По словам Юрия Геннадьевича, Сибирская угольная энергетическая компания бережно относится к вопросам сохранения культурного наследия.
— Благодаря совместной работе мы имеем возможность ознакомиться с результатами экспедиции, — подчеркнул он.
Директор научно-про­изводственного объединения «Археология и историко-культурная экспертиза» Пётр Амзараков чуть развил тему:
— В 1722 году Даниил Готлиб Мессершмидт отметил, что в нашем регионе есть «горелые горы», где можно добывать уголь. Доклады учёного поступали в Академию наук, по следам его экспедиций пришли первые рудознатцы — проходчики, начинавшие в этих местах угольное дело. Всё это происходило ещё в XVIII веке.
Пётр Борисович также отметил уникальность могильника «Смирновка-4»: например, в 2020 году здесь было найдено более 220 захоронений.
— Огромное спасибо разрезу, который долгое время сотрудничает с нами. Все объекты археологического наследия будут исследованы в соответствии с законодательством. Артефакты сохранятся, коллекция древностей будет передана в Хакасский национальный краеведческий музей имени Л.Р. Кызласова. И производственная деятельность предприятия сможет продолжаться без каких-либо нарушений.
Исследования могильника представляют большую научную ценность. Ведь новые знания обязательно помогут в изучении Хакасско-Минусинской котловины как одного из древних центров обитания людей.

Последний обряд

Научное сопровождение археологических раскопок проводит Институт истории материальной культуры РАН, а курирует проект старший научный сотрудник отдела археологии Центральной Азии и Кавказа кандидат исторических наук Игорь Лазаретов. Опыт его работы в Хакасии — 42(!) года.
Вот что рассказал учёный:
— Ребята, мы здесь видим остатки древних курганов. Памятник этот трёхслойный, функционировал на протяжении нескольких столетий. Самый ранний слой представлен курганами эпохи поздней бронзы. Было погребение, но, к сожалению, его уничтожили более поздние товарищи. Через 300 лет после того, как могильник начал функционировать, сюда пришло другое население, другие люди (а это среднескифская эпоха, VI — V века до нашей эры). Они, скажем так, в целях экономии не стали строить свои курганы, а использовали уже существовавшие земляные насыпи.
Но ни одно дело не остаётся безнаказанным: прошло ещё 300 — 400 лет. Где-то во II веке до нашей эры вновь произошла смена населения. Оно с большим интересом и азартом тоже стало хоронить своих покойных в уже существовавших курганах…
В восьми курганах мы фиксировали индивидуальные погребения: людей хоронили по одному, максимум — по двое. Очень разнообразным был погребальный обряд: и грунтовые ямы, и каменные ящики, и срубы. Тела были по-разному ориентированы, лежали в совершенно разных позах: на спине, животе, на боку. Пока нам не совсем ясно, с чем это связано.
Но дальше ещё интереснее. В этих курганах мы нашли так называемые парциальные погребения: в них человек не был похоронен целиком. Находились фрагменты человеческих тел: кусок височной кости, несколько рёбер, коленные чашечки, фрагменты таза.
Поначалу и этот факт был непонятным. Но вот мы вскрыли девятый курган. Здесь располагался склеп гунно-сарматского времени. Если внимательно посмотреть на останки, то окажется, что черепа трепанированы, изъята часть кости, не хватает рёбер, коленных чашечек.
Но и это ещё не всё. Труп обрабатывался: с него снимали мышечный слой, мягкие ткани, по ногам, рукам и позвоночнику прокладывались палочки — чтобы тело не «рассыпалось». Останки зашивались в кожу. С черепа также снимались ткани, этот объём заполняли глиной, сверху ещё покрывали гипсом, часто с росписью.
Игорь Павлович назвал этот склеп домом мёртвых, для которого выкапывалась яма, пол выстилался досками, ставился сруб с потолком, входом был наклонный ход.
— Через этот ход раз за разом заносились трупы, — продолжает Игорь Лазаретов. — Уже обработанные. Фактически — куклы. Внутри дома мёртвых полати, видимо, в несколько этажей, куда эти «куклы» и укладывались. Когда склеп переполнялся, подходил последний акт — его поджигали. Потому обнаруженные брёвна в большинстве своём горелые. А горелое дерево лучше сохраняется. Можем более чётко определить, обозначить конструкцию склепа.
Игорь Лазаретов отмечает, что ему уже приходилось сталкиваться с подобными склепами, в них количество погребённых доходило до 200(!) человек.
— Недалеко отсюда мы копали могильник «Сабинка-2», там было 178 покойных, лежали в семь слоёв, — говорит он. — Представляете: полати ломались, покойники падали с них… Так мы их и находим — в самых разных позах.
Работы ещё продолжаются. Игорь Павлович уверен: археологи найдут много уникального сопроводительного материала. Уже обнаружены фрагменты сосудов, бронзовые вещи, зеркала.
— Возможно, в то время уже были железные предметы, можем обнаружить и их — ножи, шилья. Попадается много художественной бронзы, те же ажурные бляхи. Вот, к примеру,
есть великолепная бляха с изображением шествия волков, резная кость в виде летящих птичек.
Материал большой. И интересный. Нам предстоит разобраться, что этот народ из себя представлял. Был ли монолитом? Или сплавом из разных этнических групп? Почему такой разный погребальный обряд? Почему одних хоронили в склепах в виде кукол, а других — одиночно. Да, это большая интрига. И нужно её разгадать. Ещё приедут антропологи, и мы возьмём образцы на генетику.

Находки

— Самые ранние относятся к IX веку до нашей эры. Финал эпохи бронзы, накануне формирования здесь скифской культуры. Посмотрите: орнаментированная керамика. Орнамент наносился штампом, горшки очень характерные нами обнаружены. Из бронзовых изделий нашли зеркало. Бронза полировалась, и барышни с помощью таких зеркал макияж накладывали. Найдено несколько перстней, височные кольца, всевозможные бляшки, — рассказывает о находках Игорь Лазаретов.
Такое наблюдение: более ранние колечки, перстни — очень красивые. Видно, насколько древние умельцы старались. Но потом народец обленился — колечки более простыми стали… Эх, почему-то всё в этом мире упрощается и примитивизируется.
Второй пласт — скифское время. Находки много богаче. Например, чеканы. Но надо понимать: это не настоящие топоры, а сделанные для того, чтобы положить в могилу. Но есть и масса ножей разных типов. С трапециевидными ручками, решётчатые, с изображением грифона. Очень характерные наконечники стрел скифского времени. Довольно много художественных предметов — с изображением оленей, козликов и прочих существ.
Теперь о керамике. Вот, например, сосуды на четырёх ножках. Их почему-то ставили только женщинам и детям, мужчинам такие не полагались.
Наконец, самый поздний пласт. Керамика ещё разно­образнее. Кувшины, миски, котлы, квадратные и шестигранные сосуды. Сколь разнообразен был погребальный обряд, столь же велика фантазия в изготовлении керамических изделий. Кроме того, мы нашли костяные наконечники стрел, обломок вошебойки. Да-да, с гигиеной было не очень, приходилось регулярно чесаться. Потому на шее у людей висела вот такая штучка.
Самая интересная находка — берестяной колчан со стрелами, в хорошей сохранности. Сейчас он на реставрации.
На этом экскурсия окончилась, а на прощание Игорь Лазаретов сказал:
— Главное в нашей работе — это фиксация. Всё, что мы находим, обязаны фиксировать. На фотоаппарат — во всех ракурсах. Обязательны чертежи. И описание. Очень многое зависит от того, где, в каком контексте и как была найдена конкретная вещь.
Кроме того, любое захоронение нужно расчистить так, чтобы не сдвинуть ни одну косточку, чтобы всё оставалось на своих первоначальных местах. Это нужно, чтобы восстановить общую картину.

* * *

После экскурсии и слов археолога невольно возник вопрос: а всегда ли было так, что крупные промышленные предприятия, прежде чем вести свою деятельность, проводили археологические изыскания? Этот вопрос мы адресовали Петру Амзаракову.
— По-разному бывало, — ответил он. — И в советское время в том числе. В зависимости от региона даже. Когда-то в Хакасии огромные экспедиции действовали: и по зоне затопления, и по мелиорации в Аскизском районе. Конечно, было много бесконтрольных работ по строительству промышленных и жилых объектов. И мы сейчас с этим сталкиваемся повсеместно: некоторые памятники так и остались погребёнными под многоэтажными домами, под дорогами.
Многое изменилось — в лучшую сторону, конечно, — с появлением государственной инспекции по охране объектов культурного наследия республики.
Я уже отмечал, что некоторые раскопки дали пищу для научного обсуждения и осмысления, а музейные фонды пополнились редчайшими экспонатами.

Сергей ВЛАСОВ

Цифры и факты

• Археологические раскопки ведутся на Восточно-Бейском разрезе с 2019 года. На исследования было выделено 38 миллионов рублей. За тот год подготовлен научный отчёт о выполненных археологических полевых работах. Это основной документ, представляющий результаты работ в соответствии с выданным разрешением. Такой же документ будет представлен по окончании раскопок в 2022 году.
• В 2020 и 2021 годах работы не производились — сказалась пандемия. Завершение работ запланировано на 2022 год. На эти цели направлено 14 миллионов рублей. Раскопки велись на двух объектах.


Просмотров: 131