В Минусинскую степь

№ 128 – 129 (23735 – 23736) от 12 июля
Василий Суриков Василий Суриков

«Петербург мне очень плох для здоровья был: грудная у меня началась было. Но в 73 году я на лето в Сибирь поехал: Кузнецов меня в своё имение в Минусинскую степь на промыслы позвал. Всё лето я там пробыл и совсем поправился.» Из воспоминаний Василия Сурикова, записанных Максимилианом Волошиным.

Рисунки подсказывают маршрут

Хоть и обещался Василий родным приехать в гости на всё лето, но дома побыл совсем недолго. К огорчению матушки и брата, через несколько дней он уехал на прииски Кузнецова.
В своей замечательной книге «Дар бесценный» Наталья Кончаловская, внучка Сурикова, пишет, что из Красноярска в Минусинский округ он отправился на пароходе. Это ошибка. Впрочем, вполне простительная. Она могла просто не знать, что впервые пароход вверх по Енисею, до Минусинска, поднялся лишь через девять лет — в 1882 году. А это значит, что в 1873 году Суриков никак не мог воспользоваться пароходом.
Какой же дорогой он добирался в Минусинский округ, до резиденции Кузнецова?
Попробуем выяснить маршрут Сурикова. Подсказками нам послужат рисунки, которые он делал в пути. Точнее, надписи на рисунках.
С чего начнём? Пожалуй, с акварели, которую кто-то из искусствоведов назвал «Осёдланный конь». В правом углу листа дорожного альбома есть пометка, оставленная художником: «Изынжуль, июль 73 г.» На современной карте Красноярского края вы не найдёте населённого пункта с таким названием. Но раньше так называлось село, которое находилось в 70 верстах от Ачинска, как раз на почтовом тракте. Этому старинному сибирскому селу имя дала речка Изынжул, протекающая посредине села. Здесь находилась почтовая станция, пятая по счёту от Ачинска.
У этого села было ещё второе название — Медведское. По преданию, село называли так, потому что когда-то в округе водилось много медведей. Так вот село Изынжульское — сегодня это посёлок Медведск. Можно предположить, что Суриков изобразил оседланную лошадь, остановившись на почтовой станции где-то в окрестностях современного Медведска.
Следим дальше по старинной карте. От села Изынжульского ниточка тракта тянется по направлению к Енисею. Бывшие почтовые станции этого тракта сохранились и сегодня, как населённые пункты — Ильинская (сегодня это Ильинки), Корелка (Карелино). Начиная от станции Аёшино (современная Аёшка), дорога дальше шла почти параллельно руслу Енисея. А прииски Кузнецова находились совсем в другой стороне — на западе. Чтобы попасть туда, надо было свернуть резко направо. К приискам вели просёлочные дороги. Именно по ним ехал Суриков и его спутники. В этом убеждают рисунки, сделанные художником в пути.
В музее-усадьбе Сурикова хранится пейзаж, который тоже датируется 1873 годом. Он известен под названием «Заимка в Хакасии». Название этому рисунку также дал не сам художник, а кто-то из исследователей. Причём совсем не знавший Сибири. Сам же Суриков оставил на альбомном листе такую надпись: «Ирджа, Батеневская ст. Мин…» Надпись точно определяет пункт маршрута художника. «Батеневская ст.» — это не что иное, как Батеневская почтовая станция, которая располагалась как раз на окружном тракте в 130 верстах от Минусинска. «Мин…» — так Суриков для краткости обозначил Минусинский округ.
Итак, у нас есть подтверждение того, что Суриков по окружному тракту Ачинск — Минусинск доехал до станции Батеневской. Но что же означает Ирджа? Ирджа или Иржа — это название деревни. В Минусинском округе в те годы существовали деревни Иржа и Малая Иржа. Обе относились к Батеневскому приходу: в селе Батенево (позднее его называли Батени) была старинная церковь во имя Иконы Божией Матери Живоноснаго Источника.
Казалось бы, всё прекрасно укладывается в маршрутную схему: от станции Батеневской Суриков доехал до деревни Иржа, где и выполнил рисунок. Если бы не одно маленькое уточнение… Обе эти деревни находились на противоположном берегу Енисея… Причём Малая Иржа — это как раз напротив села Батенево…
Что же получается? Суриков здесь переправился на другой берег Енисея и поехал до деревни Иржа — совершенно в противоположную сторону от резиденции Кузнецова? Но переправиться здесь он никак не мог: переправа находилась выше по течению, в деревне Абакано-Перевозной.
Значит, он доехал до переправы и всё-таки отправился в Минусинск? Многие исследователи творчества Сурикова полагают, что есть убедительное доказательство верности такой версии. Это доказательство — рисунок, на котором рукой Сурикова оставлена надпись: «Татарская Тесь. Минусинск».
В ряде публикаций можно прочесть, что эта надпись свидетельствует о том, что Суриков в тот год проездом через Минусинск ездил в село Тесь — поклониться могиле любимой сестры Кати (она умерла и похоронена была там в 1868 году). Но всё как раз наоборот: именно эта надпись доказывает, что вовсе не в окрестностях села Тесь сделан этот рисунок. Село Тесь, где похоронена сестра Сурикова, никогда не называлось Татарской Тесью. Это совсем разные сёла, и находились они далеко друг от друга — на разных берегах Енисея.
Татарской Тесью называлась деревня, возникшая на речке, впадающей слева в Енисей. Речка эта на старых картах обозначена как Сухая Тесь, а на современных — уже просто Тесь. В 1925 году этому поселению присвоили имя революционера Якова Ефимовича Бограда. Колчаковцы в 1919 году арестовали Бограда на медном руднике «Юлия», который находился поблизости. Сначала взяли в заложники, а потом расстреляли. При советской власти решено было увековечить память революционера, назвав его именем Татарскую Тесь. Так на карте появился посёлок Боград — ныне административный центр Боградского района Республики Хакасия.
Вот и выходит, что акварель «Татарская Тесь» Суриков нарисовал где-то в окрестностях современного Бограда. А село Тесь здесь совсем ни при чём.
Значит, станция Батеневская была поворотной точкой в маршруте Сурикова — здесь он свернул с окружного тракта Ачинск — Минусинск на просёлочную дорогу, проходившую через Татарскую Тесь (Боград).
Но откуда же появилась эта загадочная Иржа (Ирджа), если Суриков на правом берегу Енисея не был? Всё объясняется просто. Иржа — это название горы. На правом берегу Енисея, прямо напротив села Батени, гора Иржа, а немного ниже по течению Енисея гора повыше — Большая Иржа. Деревни, возникшие здесь когда-то, получили своё название от этих гор. Немецкий учёный Д.Г. Мессершмидт во время путешествия по Сибири побывал в этих местах. В путевом дневнике он писал, что Ирджа в переводе означает «долина ветров»: здесь круглый год постоянно дуют ветра.
Суриков нарисовал гору Иржа, увидев её за какой-то заброшенной избёнкой, когда останавливался где-то на окраине села Батеневского. Оно считалось зажиточным, и в самом селе вряд ли была такая избушка-развалюшка, какую он изобразил. Скорее всего, на окраине села. Но где именно это было, сейчас трудно даже представить: в тех местах давно уже плещутся волны Красноярского водохранилища.
Вернёмся к маршруту художника. От Татарской Теси дорога дальше вела степью в долину реки Уйбат. А от Уйбата уже совсем близко до золотых приисков Кузнецова. Как и сегодня, степь тогда покрывала густая сеть просёлочных дорог. «Крепкая почва сухих степей представляет естественное шоссе и обеспечивает за большею частью просёлочных дорог хорошее состояние», — писал исследователь А.В. Адрианов, которому в те годы довелось немало путешествовать в этих местах.
Вот по одной из таких просёлочных дорог Суриков со спутниками от Татарской Теси добрался до местности Кутень-Булук, где они остановились отдохнуть. Этот момент художник запечатлел на листе дорожного альбома. Он изобразил путников на привале в степи. Искусствоведы почему-то дали этому рисунку название «Группа людей у повозок». Прямо скажем, ничего не говорящее название. Тогда как сам художник оставил на альбомном листе краткую и точную надпись: «Кутень Булук».
Что же это такое — Кутень-Булук? Читаю топонимический словарь В.Я. Бутанаева: «… ключ Котен-Булук теряется в Салбыкской степи. Согласно легендам по ключу Котен-Булук находилась ставка последнего правителя Хакасии — Котен-хана». Журналист Е. Филиппыч в книге «Рождение Мал-Хадари» писал так: «Кутэнь-Булук — воровской в прошлом район». И упомянул о легенде, услышанной им от народного сказителя. Согласно ей в богатырских курганах Салбыкской степи якобы когда-то была зарыта золотая лошадь.
Вновь обратимся к старинной карте. Вот он, аал Кутень-Булук. По соседству с ним, совсем рядом, обозначен аал Шалбытский. Нетрудно угадать в его названии видоизмененное современное название — Салбыкский. Значит, аал Кутень-Булук находился поблизости от широко известного сегодня археологического памятника — Царского Салбыкского кургана.
В те годы курган ещё не был раскопан археологами и представлял собой высокий холм, на вершине которого возвышались огромные плиты.
Судя по сохранившимся фотографиям, курган тогда выглядел очень величественно. Царским назвали его недаром: он был высотой 12 метров — с четырёхэтажный дом. В степи такое грандиозное сооружение видно издалека. Вполне возможно, что Суриков рисовал пейзаж с Царским курганом. Но по каким-то причинам рисунок не дошёл до нас, как и многие другие его работы.

Наталья КАЛЕМЕНЕВА
Минусинск

Продолжение следует

Фотогалерея



Просмотров: 2374